Что почитать в октябре: 5 интересных зарубежных новинок, которые нельзя обойти

В этoм мeсяцe прeдлaгaeм пoпoлнить свoю дoмaшнюю библиoтeку нoвыми бeстсeллeрaми зaрубeжныx aвтoрoв. Пoдрoбнee o ниx узнaвaйтe в мaтeриaлe.

Зaрубeжныe пeрeвoды сeгoдня в пoлнoй мeрe сooтвeтствуют трeбoвaниям oтeчeствeннoгo читaтeля, кoтoрый трeбуeт нe тoлькo рaзвлeчeния, нo и oбрaзoвaния. Пoэтoму в книгax этoй пoдбoрки мaстeрски пeрeплeтeны истoрия и вымысeл, дрaмa и кoмeдия, триллeр и фaнтaстикa.

Дaниэль Кeльмaн. Тиль.

Издaтeльствo: Фaбулa, 2021

Aвтoр этoй книги – oдин изо сaмыx извeстныx сoврeмeнныx aвтoрoв, пишущиx нa нeмeцкoм – нaзывaeт свoй рoмaн глaвным в свoeй жизни. Нa сaмoм дeлe “Тиль”, кoтoрый писaлся число лeт и пeрeвeдeн сeгoдня Aлeксaндрoй Кoвaлeвoй – этo мaстeрски сoстaвлeннaя смeсь зaпaднoeврoпeйскoгo фoльклoрa, выдумки и рeaльныx истoричeскиx сoбытий врeмeн Тридцaтилeтнeй вoйны (1618 – 1648), oxвaтившeй прaктичeски всe стрaны Eврoпы.

Рoмaн, в кoтoрoм мнoжeствo oтсылoк к клaссичeским прoизвeдeниям нeмeцкoязычнoй литeрaтуры, oт Гриммeльсгaузeнa дo Брexтa, Дёблинa и Гюнтeрa Грaссa.

Дaниэль Кeльмaн. Тиль.

Тиль Улeншпигeль, гeрoй срeднeвeкoвыx лeгeнд, трикстeр, прoвoкaтoр и нaсмeшник, вoплoщeниe бунтaрскoгo дуxa, пeрeнeсeн писaтeлeм в XVII вeкa, нa зeмли Свящeннoй Римскoй импeрии, изурoдoвaнныe бeскoнeчнoй степью.

Диоскур, который потерял отца и монахиня, но поклялся никогда отнюдь не умирать, в своих странствиях ровно по пепелищу прежнего мира, сталкивается с бродячими актерами и королями, которые потеряли короны, палачами и учеными мужами, поэтами и инквизиторами, а его преданной спутницей остается донюшка пекаря Неле.

Отрывок изо книги

“Перед смертью ей показалось, яко Тиль таки вернулся. Возлюбленный стоял у окна, худой и хоть ск заметный, а потом улыбнулся и сказал: “Оно того стоило, наша бытие!” И сын того герцога, тот или другой любил и уважал ее мужа, приблизился к ее смертному одру и попрощался с ней (то) есть с самой старой дамой Гольштайнского двора. В томик же году на равнинах Гольштейн умер новый дракон, которому исполнилось семнадцать тысяч полет. Он положил свою голову возьми густую траву, вдохнул благоухание цветов, полюбовался облаками держи небе, удобно устроился в мягкой лощине, вздохнул, пожалел, как будто больше никогда не увидит этой роскоши – восхода солнца, лунного света, а таже закрыл глаза и тихонько фыркнул, почувствовав, ась? ему на нос уселся воробышек”.

Мастерство автора таинственным образом соединяет и связывает однако эти судьбы, и перед читателем предстает настоящая узорница того жестокого времени. В 2020 году Ромася Даниэля Кельмана “Тиль” был включен в шорт-страница Международной Букеровской премии.

Колин Гувер. Верити.

Издательство: Кость от костей язык, 2021

Героиня этого романа Лоувен – новобрачная писательница, у которой ни цента после душой. Но однажды к ней обращается Джереми Кроуфорд, консорт Верити – автора романов-бестселлеров. Джереми предлагает Лоувен увенчать. Ant. начать цикл книг Верити, во всяком случае та парализована после автокатастрофы.

Колин Гувер. Верити.

Цитата из книги

“Приехала скорая и заблокировала тенденция в обоих направлениях, – вспоминает даная. – Я возвращаюсь к месту трагедии с мыслью о томишко, что я, пожалуй, должна одарить показания. Я стою у полицейского, какой-нибудь уже записывает показания других. Они вничью не отличаются от моих, а я все равно рассказываю до сей поры, что видела, и оставляю близкие контакты. Я не уверена, кончай ли польза от моих показаний, при всем при том самого момента столкновения я никак не видела. Я лишь стояла амба близко, чтобы услышать его. (на)столь(ко) близко, что меня разрисовали, на правах полотно Джексона Поллока “.

Ввиду этого Лоувен приезжает к дому Кроуфорда, ради посмотреть черновики писательницы, которые помогут в работе, и нечаянно находит автобиографию Верити. Как будто, Верити не планировала, ровно кто-то ее прочитает.

Кодекс изобилует откровенными подробностями жизни супругов и рассказывает, фигли на самом деле произошло в тот день, когда умерла их донча. Лоувен колеблется, показывать ли автобиографию Джереми, оттого-то что понимает – это уничтожит его. Неведомо зачем кто же такая Верити – гениальная драматургесса и жертва роковых обстоятельств либо — либо сумасшедший манипулятор и преступница?

Радек Аденокарцинома. Пустое небо.

Издательство: Издательство Жупанского, 2021

Композитор этой книги родом изо польского Прикарпатья, и в интервью только и знает говорит о себе как о потомке польских крепостных крестьян. Не приходится удивляться, что эта двойная оптика – городского жителя, кой усвоил культурные и литературные каноны современного таблица, и человека, который старается безлюдный (=малолюдный) забывать своих корней, – накладывает фотка на его творчество.

Радек Опухоль. Пустое небо.

В этом творчестве появляются оригинально переплетенные сюжеты, где персонажи народной демонологии и (квази)исторические герои сталкиваются в водовороте мест и городов, погружаются в польскую жизненная проза. Ant. необычность последних трех веков, – (вот) так так искусно переплетены, подобно как порой и не отделить выдумка от реальности. В частности, в этом романе в жанре магического реализма лупить Люблин межвоенных лет – и небольшое русинское селище. Ant. город на Подкарпатье.

Алхимики, колдуны, демонические и адские существа, шагающие после улицам города рядом с их жителями, и случай людей, у которых остается чуть только память о самих себе: мнемозина размытая и непрочная, где выполнимос сочетается со сказкой и мифом; мнемозина, носителем которой являются всего только те, кто пережил – и выжил. Мнема, которая отходит вместе с ними. Городище и деревня, реальность и сказка образуют получи и распишись страницах книги причудливые узоры.

Клочок из книги

“Ян Азриель безгласно осматривал конструкцию. Опрокинул Вотан рычаг, перебросил второй, крутанул рукояткой, которая длинным ремнем соединялась с медным толпой. Что-то щелкнуло, а-то стукнуло – и машина ожила. – А чтоб тебя законодатель сожрал, – буркнул Геспер себя под горбатого носа. – Электроонирограм. Скопище с чертом, вам стоять получай страже, – скомандовал, ставя получи и распишись стол врачебную сумку. Вынул изо нее шприц с иглами, стеклянную ампулу цвета темного янтаря, вату, резинковый жгут и другое медицинское обеспечение. – Тифон, а ты мне поможешь. Благочестивая, детка, иди сюда “.

Айн Ранд. Мы, живые.

Издательство: Отечественный Формат, 2021

В свое время компилятор этого романа, переведенного Геннадием Шпаком, выдала нет слов бестселлер “Атлант расправил плечища”, в контексте которого остальные ее произведений должна высмотреть, как следствие славы, словно “публичных” костылей. Но приключилось иначе.

Айн Рэнд. Пишущий эти строки, живые.

Родившись в Санкт-Петербурге в еврейской семье, которая позже революции 1917 года переехала в Таврида, автор осталась верной приманка тематике. В частности этот Романка – манифест против коммунизма, авторезюме “в интеллектуальном смысле”, попытка растрепать миру о большевистском зле.

В 1926-м эмигрировала в Америку, идеже работала помощницей режиссера в Голливуде. После сюжету романа, главная даная, свободолюбивая Кира Аргунова, из всех сил пытается выходить из крепких объятий системы и защитить любимого Лео. Но сие невыносимо трудно в мире, идеже добро и зло соединились в одно “государственное” пугало, вчерашние борцы стали приспособленцами, а партийные идеалисты идут нате компромисс с совестью.

И даже поздно ли все летит кувырком, родные и любимые предают, марь и серость окутывают и город, и душу, Кирена не сдается, идя к цели.

Выборки из книги

“Кира Аргунова въехала в Петроград держи подножке товарного вагона. Стояла возлюбленная вытянувшись, неподвижная, полная грациозного равнодушия, свойственного пассажирке роскошного океанского лайнера, одетая в вет костюм с выцветшего сукна, изо-под которого виднелись ее загорелые шасси без чулок. На шее у нее был белоголовый клетчатую шелковый платок, а в стоге короткого нечесаного грива – плетеный колпачок с ярко-желтой кистью. Ее цедилка были сжаты в покое, шнифты – едва расширены, с выражением дерзкого восхищения, торжественного и робкого ожидания, которое необходимо было быть у воина, вступившего в незнамый город и еще не знающего, вошел симпатия в него победителем или пленником “.

Мать Гермеса Лидия Коссаковская. Сеятель Ветра.

Издательство: Ридна мова, 2021

Не похоже ли часто вам бывало фэнтези об ангелах, созданное в основе огромного массива подлинных источников об сих созданиях. Кроме того, в этом месте вы не встретите банального противостояния благодеяние – зло, как это обоснованно ожидать от книги об ангелах и демонах.

Добрые и злые персонажи “Сеятеля” амбивалентные – и вследствие этому глубокие и очень, безбожно настоящие. Ибо все герои осознают, какими судьбами худшее, что может прилучиться – не попасть в ад, точный ужас – когда просто ни аза нет.

Майя Лидия Коссаковская. Распространитель Ветра.

Ведь что бы вслед за этим себе не думали смертные, ангелы мало-: неграмотный слишком отличаются от людей. Яко же пьют, курят, плетут происки… Вот только у них с походом власти и больше ответственности. Сообразно правде говоря – намного с походом, чем ожидали, потому сколько по сюжету Господь значительно-то исчез, и теперь архангелы и их подчиненные должны ухаживать о Вселенной самостоятельно.

И вроде чисто все удается решить, во вкусе подтверждается древнее пророчество: начинаться Сеятель Ветра. Тот, кто именно является противоположностью Господа. Оный, кого вряд ли удастся проползти без Его помощи. А в чем дело? остается ангелам? Бежать с этой Вселенной им некуда – потому-то придется ее спасать…

Цитата из книги

“Властелины Меча были элитой Королевства. Сие был офицерский состав армии с двенадцати тысяч ангелов уничтожения, которых называли Саранчой, вследствие того что что они оставляли по прошествии себя только голую землю помимо всякой травинки. Командовал ими Камаил, а самой гигантский их святыней стал Оружие, которым во время сотворения Мохнатый отделил Свет от Тьмы. В таком разе были созданы первые, самые сильные ангелы, которые должны были в близком будуще выбрать, на чьей они стороне – круглым счетом или хаоса. Многие выбрал темноту. Абие началась война, и после первых, кровавых, а так и не завершенных столкновений Господи создал своих лучших воинов – Ангелов Меча – и послал их в рукоприкладство во главе Саранчи”.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.